Мужчину создают его достоинства

Лицо бога, которому мальчики возносят молитвы, подобно лицу их матерей.

Дж. М. Барри, автор «Питера Пэна»

Стоит только начать думать, каким ваш сын должен быть, и вы быстро потеряетесь в море научной информации, страстных обменов мнениями, философских поисков и длительных академических споров. Благодаря работе профессора Хайд из Висконсина мы видим, что в своих базовых качествах и умениях мужчины и женщины имеют больше сходств, чем различий. Хотя многочисленные исследования все-таки находят гендерную разницу, общих качеств у нас гораздо больше.

Есть глубинные черты личности, стабильно демонстрирующие разницу между мужчинами и женщинами. Это открытие подтвердилось в нескольких странах, повторивших эксперимент. Мужчины более напористы и склонны к риску, женщины более осторожны и идеалистичны.

Благодаря моему так и не случившемуся самонадеянному сафари на берегах Замбези мы также поняли, что временами осторожность — единственно правильный выбор.

Кроме того, мы узнали, что умные, четко выражающие свои мысли и иногда раздражительные люди уже очень долго спорят о природе мужественности. Многие тысячи слов были написаны на эту тему авторами разных политических направлений. Они не дали ясных ответов и, возможно, не дадут никогда. Именно это делает подобные споры такими интересными и в то же время такими бессмысленными. Конечно, не всё должно иметь практический результат, иногда результат — сам процесс споров.

Читая то, что написано здесь или в какой-то другой книге, помните: любая разница есть разница между средними величинами, которые иногда сравнительно малы, однако между конкретными людьми могут существовать довольно большие различия.

Например, средняя величина у 978 мужчин, прошедших тест на какой-нибудь выдуманный фактор (скажем, громкость выпуска газов из кишечника), может представлять поразительные 8,37 балла из возможных 10, однако я могу быть тайным пердуном и иметь по этой шкале лишь 3,44 балла. Для меня большее значение имеет не средний уровень, а мой собственный. Неважно, что все остальные пукают на уровне 8,37, если я, тайный пердун, могу делать это на уровне 3,44.

Как же быть, если вы — мама, воспитывающая сына? Как помочь ему стать хорошим человеком, если все специалисты во всех университетах, научных центрах, коммунах, правительственных комитетах, обувных магазинах, кафе и других местах, где встречаются люди, чтобы поспорить на эту тему, до сих пор не могут прийти к согласию?

Полагаю, ответ в том, что ответа нет. Вы разочарованы? Если так, позвольте мне кое-что объяснить.

Будучи юным, наивным семейным психологом я часто тревожился, не зная, как поступить правильно. Я сидел с семьями, слушал их рассказы, чувствовал, что ситуация становится все более удручающей, и начинал впадать в панику, поскольку не был уверен, что у меня есть правильный ответ. Какое-то время все так и продолжалось, однако постепенно до меня начала доходить фундаментальная истина о жизни, людях и о том, как все мы справляемся со сложной задачей бытия: правильного ответа нет. Его не существует. Есть только то, что вы делаете, и то, что из этого получается.

Это не значит, что можно делать все что угодно, поскольку в жизни нет ничего значимого. Благодаря своим наблюдениям и сотням тысяч советов, что я дал семьям, мне стало ясно одно: необходимо перестать беспокоиться о правильности вашего поступка, поскольку ее вам никогда не узнать. Невозможно принять восемь разных решений, попробовать их все и узнать, какое лучше. Вы не повернете часы назад, чтобы проделать все заново.

Но вы можете принять лучшее в данный момент решение, основываясь на той полезной информации, которую сумели найти, обсудив ее с кем-нибудь (пусть даже это ваш собственный внутренний голос), взвесив все «за» и «против» каждого варианта, а затем просто выбрав один. Когда вы увидите, что случится, то начнете с этим работать.

Из-за отсутствия волшебных ответов не существует алгоритма действия в каждой конкретной ситуации, а потому мне, как консультирующему психологу, крайне приглянулся подход, основанный на принципах. Суть в том, что принципы — глобальные операторы. О фундаментальных принципах, лежащих в основе «здоровых семей» и воспитания подростков, я рассказывал в предыдущих своих книгах. Сейчас я хотел бы объяснить, как эти принципы помогают превращать мальчиков в хороших людей. Но прежде, чтобы запутать вас еще больше и одновременно с этим прояснить ситуацию, позвольте мне рассказать три истории.

Три мальчика

Джеймс, 15 лет

Джеймс помешан на футболе. Футбол нужен ему как воздух, если не больше. Кроссовки — часть его тела, и когда он выбегает на поле, то поразительным образом оживает. Там его концентрация абсолютна — он отдает игре всего себя. Это единственное время, когда он не засматривается на симпатичных девчонок. Ничто не способно его отвлечь.

У него лишь одна цель — победа.

Джеймс — спортсмен до мозга костей. Проигрыш он принимает близко к сердцу, но никогда не злится. Он первый пожимает руку сопернику, делая это с сожалением, но без горечи.

Джеймс — популярный мальчик, который легко и быстро заводит друзей. Он предан им и готов на многое ради друга, попавшего в беду. Не раз он вступался за тех, кого дразнили, и наверняка сказал бы, что именно для этого нужны друзья.

Девочки его любят. Он симпатичный, немного грубоват, но эта грубость наделяет Джеймса своего рода бесшабашностью. У него было несколько подружек, а его теперешняя девушка встречается с ним уже шесть месяцев — целую вечность, если вам пятнадцать. Она ему нравится, но с девчонками непросто, и он не задумывается, куда это его приведет.

Отец Джеймса умер, когда мальчику было семь, и не проходит ни дня, чтобы Джеймс по нему не скучал. Когда он был младше, то часто плакал, но это осталось в прошлом. Если боль возвращается, он берет мяч, идет на задний двор и часами пинает его о стену. Этого достаточно, чтобы прийти в себя.

У Джеймса нет четких представлений о том, что будет с ним дальше, но он хорошо учится и знает, что, если поставить себе цель, возможности перед ним безграничны. Он мечтает играть в футбол за Англию, но никогда в этом не признается. Если спросить, чем он хочет заниматься в будущем, он пожмет плечами и ответит, что не знает.

Он любит маму, хотя теперь об этом не говорит. Иногда они ссорятся. Как он считает, она слишком озабочена его учебой, тем, что на полу в ванной валяется грязная одежда, что в раковине грязные тарелки, и еще тысячей других мелочей. Однако, независимо от ссор, он всегда помнит, что она рядом. Она — фундамент, на котором выстраивается его жизнь, и он этого никогда не забудет.

Никогда.

Стивен, 10 лет

У Стивена свой путь, и так было с того дня, как он научился ходить. С самого рождения он был сложным ребенком, и время от времени его мать доходила до нервного срыва. Он неплохой мальчик, но невероятно упрямый. Если у него есть выбор между легким и трудным способом, он всегда предпочтет трудный. Эта склонность периодически приводит его к проблемам, а нередко и к слезам.

Несмотря на гнев, упрямство и неповиновение, Стивен — чувствительная личность. Он замечает то, чего не видят другие мальчики, и находит самый тонкий и интересный способ описать это. Он умеет отлично рассказывать, и его истории, начиная с детского сада, поражают воспитателей и учителей.

Дома он может быть громким и своевольным, но за его пределами он очень тих. Эта застенчивость — препятствие, которое ему постоянно приходится преодолевать. Такое впечатление, что он чувствует окружающий мир гораздо тоньше других детей. Однако чувствует он не только красоту цветка, но и жестокость жизни. Его бремя — чувствительность к красоте, музыке, к тактильному удовольствию от мягких вещей, а также к грубости, отвержению и агрессии. Все это он видит и переживает значительно глубже, чем остальные дети.

Он умеет создавать волшебные места. Миры, которые он творит на бумаге, из кубиков, на песке или в коробках — отражение богатого и разнообразного внутреннего пейзажа. Мать видит созданные им чудеса — и понимает, что в ее сыне скрыты огромные поля, непроходимые джунгли, города за высокими стенами, фантастические страны, однако все это он держит в секрете. Его внутренние пейзажи — личное пространство, путешествовать по которому может только он. Остальные, если повезет, получат лишь несколько открыток, не более.

Его нельзя назвать популярным мальчиком, но популярность его не волнует. Он знает, что не похож на других. Ему не нравится спорт, и он не любит быть одним из многих. Стивен — не стадное животное. Однако у него есть небольшая группа друзей, которых он давно знает, в нее входят и мальчики, и девочки.

Стивен довольно четко представляет свое будущее и видит себя палеонтологом, откапывающим кости динозавров, чтобы изучать их в наполненной окаменелостями комнате какого-нибудь университета. Его мечты необычны, но можно ли ожидать от необычного мальчика чего-то другого?

Он очень любит своих родителей, хотя эта любовь сочетается с доброй долей упрямства обиженного и ворчливости. Однако в глубине души он очень хороший мальчик, которому нужны объятия, поцелуи и другие нежности. Этот чувствительный, интуитивный ребенок понимает свойственную миру хрупкость, и ему необходимо ощущать любовь родителей буквально, а не только слышать о ней.

Родителям такого сына придется непросто, но он — настоящее чудо.

Джек, 7 лет

Это малыш Джек. Он Тигра: он прыгает. Джеку трудно усидеть на месте. Когда он смеется, что бывает весьма часто, об этом тут же узнают все.

Его смех раздражает учителей, и Джека наказывают, но он ничего не может с этим поделать. Смех необходимо выпустить наружу — нет никакого смысла держать его внутри.

Он грубоват, наш Джек, и не замечает, что заходит слишком далеко, когда более чувствительный мальчик огорчается, оказавшись на земле. Джек видит это, но слишком поздно, потому что захвачен игрой и даже тогда не понимает, в чем проблема, считая все это просто шуткой.

Он не самый умный мальчик в классе, его успехи довольно средние, а в некоторых областях и того хуже. Он неважно читает и ничего не понимает в математике. Однако он обожает классные проекты, поскольку больше всего любит что-нибудь мастерить.

В школе он нередко попадает в неприятности. Такой характер плохо вписывается в правила современной школы, и едва ли не каждую неделю его наказывают за то, что он был слишком шумным, слишком непоседливым или неправильно вел себя. Но Джек не унывает, принимая удары судьбы с покорным добродушием.

В школе у него много друзей, хотя лишь одного-двух он назвал бы близкими. Джек не хочет сильных чувств — он любит разнообразие, шум, восторги, для него вполне приемлемо переходить из одной группы в другую.

Его любимым местом является задний двор с молотками, гвоздями и старыми досками. Молоток сильно заржавел, потому что Джек часто оставлял его на улице, несмотря на постоянные напоминания внести в дом, но все равно он очень любит этот молоток.

Он забывает все, поскольку легко отвлекается, и это сводит с ума его несчастную мать, которая воспитывает Джека одна: его отец ушел, когда мальчику было три года. Она волнуется, как это на него повлияет, сожалея, что в жизни сына нет хорошего мужского примера. Она ищет, но найти его очень непросто.

Впрочем, она понимает достаточно, чтобы купить ему молоток и не жаловаться, что задний двор похож на строительную площадку.

Самое замечательное в Джеке то, что он обладает сильным стремлением к честности и честной игре. Он никого не позволит третировать и бросает все свои дела, если какой-нибудь ребенок попадает в беду. Учителя терпят безумную живость Джека, поскольку он, несмотря на склонность заходить слишком далеко, всегда замечает, если у кого-то на площадке неприятности, и не раз первым указывал воспитателю, что один из младших детей ударился и плачет.

Джек — Тигра, он не может усидеть на месте, и это сводит с ума, но он — Тигра с душой, а значит, лучший представитель вида.


6482177073639765.html
6482244462080119.html
    PR.RU™